+7 (34241) 4-76-05 г. Чайковский, ул. Мира, д. 21

Часы работы: 10:00-17:00

Выходной: понедельник

Мацумаро: искусство жизни

Опубликовано 9 августа 2014 г.

В газете "Огни Камы" опубликовано эксклюзивное интервью с Мацумаро Ханом по случаю проведения Арт-форума в Чайковском

В Чайковской художественной галерее начал свою работу «Арт-форум молодых художников малых городов Пермского края» при поддержке Министерства культуры Пермского края. 1 августа здесь прошёл вернисаж. По традиции, в нём приняли участие представители власти, местная интеллигенция и студенчество. Куратором выставки выступил художник с мировым именем, скульптор-керамист Мацумаро.

Всех участников культурного мероприятия приветствовал глава Чайковского муниципального района Юрий Востриков. Он отметил важность таких событий для развития современного общества. Юрий Геннадьевич поблагодарил Мацумаро за организацию арт-форума и личное присутствие на Чайковской территории.

Посетители увидели различные инсталляции и пофилософствовали на тему жизни. Скульптуры, арт-объекты и живопись выполнены из самых различных, порой совсем уж, казалось, неподходящих для искусства материалов, например, из эмалированного металла. Большое внимание привлекли работы из бумаги. Нет, на первый взгляд в них нет ничего особенного, кроме техники исполнения. Они сделаны по старинным традициям Востока, когда художники получали натуральные краски в результате брожения органики, а затем вёдрами выливали эту жижу на уникальную рисовую бумагу, толщина которой составляет от нескольких микрон до пяти сантиметров.

Отметим, что все представленные произведения современного искусства переданы в дар Чайковской галерее.

Кроме того, в день открытия форума в выставочном зале состоялся показ дизайнерской одежды от двух молодых авторов - Ольги Величко и Анастасии Орловой. Коллекции прет-а-порте (готового платья) представила президент фонда «Высокий сезон», заведующая кафедрой дизайна Пермского государственного гуманитарно-технологического института Людмила Карноухова. Неповторимые образы, оригинальные и выразительные костюмы заинтересовали зрителей.

По словам Мацумаро, главная идея, объединяющая экспонаты выставки, - это природа и человек, их взаимодействие и противостояние.

- Здесь каждый может увидеть насколько человек взаимосвязан, прежде всего, с природой, землёй. И, безусловно, в каждой работе прослеживаются личные переживания автора. Главная задача, которую мы ставили пред собой, - показать, что в Пермском крае есть свой, достаточно серьезный потенциал. Эти молодые художники показывают, что они могли бы и в Москве представлять лицо Пермского края. Но, самое главное, такие таланты способны обогатить культуру России. Я считаю, их нужно поддерживать и помогать.

В программу форума включены не только выставка работ молодых художников малых городов Пермского края, но также мастер-классы знаменитого художника и его коллег: педагога, скульптора Кунгурского художественно-педагогического колледжа Андрея Белева и художницы Ольги Ивановой. Выставка продолжит свою работу до 31 августа.

* * *

Сам мастер Мацумаро - личность выдающаяся в мире искусства. Его работы были весьма популярны в годы «перестройки» и остаются востребованными и по сей день. Организатор Всемирного центра керамики в Сеуле, участник множества выставок в Германии, Франции, Италии, Финляндии, Японии, Южной Корее и США.

В своём эксклюзивном интервью газете «Огни Камы» он рассказал о том пути, который ему пришлось пройти, прежде чем стал востребованным и узнаваем в культурном сообществе, прежде чем с его мнением стали считаться.

Наполовину японец, наполовину южнокореец, он вырастил себя вопреки всему.

Мацумаро - это настоящее имя художника. С фамилией немного сложнее.

- Моя фамилия такая, что на русский язык она не произносится, - говорит художник. - Хотя корейцы, японцы и китайцы используют один алфавит, но у южнокорейцев есть ещё и геометрический вариант, где каждый звук имеет свою графику: квадрат, палочки и круг. В России мою фамилию произносят как Хан, но это совершенно неправильно. В Азии каждая семья принадлежит определённому клану, так вот фамилия Хан - это совершенно другой клан. Мой отец всю жизнь скрывал свою принадлежность, но потом он рассказал, что его предки были королями и военачальниками. Уже позже, в Сеуле, я встретил свою родственницу. Она была последняя принцесса, которая бежала от коммунистического режима. Там же, в Сеуле, на одной из встреч с коллегами, кто-то спросил мою фамилию, и, когда я назвался, некоторые молча встали. Было очень неудобно, ведь я никакой не принц, кем были мои предки.

- Мацумаро, расскажите, как же Вы попали в Россию?

- Я родился уже после войны в оккупированном городе Оодомари (город Корсаков на Сахалине. - примеч. автора). Все жители его получили спецдокументы и фактически жили без прав. Возможно, такое детство, которое прошло под надзором, и родители были обязаны отмечаться в спецкомендатуре, наложило отпечаток на моё сознание - вырваться за пределы. И, чтобы поехать учиться, надо выхлопотать разрешение. Мне помогла украинская семья, которая писала письма во все инстанции.

Власти разрешили учиться в Иркутске. Здесь мне, студенту художественного училища, выдали паспорт. И, вроде, я получил свободу. Нас, счастливчиков, было пятеро. Но теперь, я думаю, мы были некой пробой для правительства. (До самой «перестройки» меня преследовали КГБ и прочие партийные организации.) А через пару месяцев пришла повестка в армию, и как полноправный советский гражданин, я отправился отдавать долг Родине.

Время, проведённое в Иркутске, было интересным. Как ни странно, но ещё в 70-е годы XX века, там до сих пор витал дух декабристов. Меня всегда влекла огромная страна, было дико интересно, где мы живём. И до сих пор я познаю Россию, здесь столько всего интересного и удивительного происходит. Меня тянет в эту страну, несмотря на то, что двенадцать лет я прожил в эмиграции - в Германии и Франции.

- Скажите, а как в Вашей жизни появился Кунгур?

- Уже перед окончанием училища я открыл карту, и выбор мой пал на Урал, в город Кунгур. Сюда я и поехал творить мой дипломный проект на Кунгурский керамический завод. Первое впечатление от городка - глухая провинция.

Закончив с отличием училище, я стал преподавать в Кунгурском художественном училище. На одном из занятий я показал студентам приобретённые в универмаге альбомы с репродукциями Дали и Пикассо. Этого хватило, чтобы получить клеймо «распространителя западной идеологии». Директор училища написал жалобное письмо в КГБ и первому секретарю Пермского обкома партии. Пермское отделение Союза художников устроило показательный суд. Они начали противиться моему искусству, но главной причиной их недовольства было моё участие в международных выставках во Франции и Италии без их ведома и разрешения. «Суд» вынес вердикт исключить меня из Союза художников, отобрать квартиру и мастерскую.

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Оставшись на улице с одной сумкой, я принял приглашение принять участие в работе Творческой дачи в Москве. Сюда приглашали знаменитых художников и молодые таланты. Здесь же я познакомился со своей будущей супругой художницей Ксенией.

От безысходности приходилось работать по двадцать четыре часа в сутки. (Наверное, моя корейская кровь трудоголика помогла мне в этом, - шутит Мацумаро).

- Москва стала отправной точкой Вашего стремительного успеха в мире искусства. Как Вам это удалось?

- Москва - это новый этап в моей жизни. Совсем скоро я стал обладателем первой премии Творческой дачи. Моё имя узнали. Правда, с Союзом художников так и не сложилось. Семь лет меня то принимали, то нет в эту организацию. Но билет так и не выдали.

Москва напитала меня новыми идеями и свела со многими интересными людьми. Однажды на одной из выставок я познакомился со знаменитым писателем Чингизом Айтматовым. Сначала он купил две моих работы, а потом всё чаще стал заходить ко мне. В то время я жил на Таганке (...) Мы часто встречались с Давидом Боровским (театральный художник, график. - примеч. автора) и Владимиром Высоцким, который служил в театре на Таганке.

В 1988 году совсем неожиданно мои работы отобрали для международного симпозиума лучших художников мира, который проходил в олимпийском Сеуле. Невероятно сложно было выехать. У Москвы ещё не было дипломатических отношений с этой страной. С документами я обошёл все ОВИРы и даже написал расписку в КГБ, что я обязательно вернусь обратно. В итоге, я летел через Францию. Там, прямо в аэропорту, мне вручили билеты на Сеул и поставили визу. С чувством огромного облегчения я сел в комфортабельный самолёт. Всё было, как во сне. Перелёт длился двадцать четыре часа. Нас, лучших художников мира, встретили, как королей. Ещё в аэропорту нам вручили бумажные конверты с деньгами на расходы в первые три дня, по десять тысяч долларов каждому. Наша делегация посетила все выставки и концерты лучших музыкантов. И конечно, я, как художник, начал стремительно подниматься. Приходили приглашения поработать в Нью-Йорке, в Европе и Азии.

- После Олимпиады в Сеуле Вы почувствовали себя востребованным. «Звёздной болезнью» не страдали?

- Я понял, что стал известным ещё в 1986 году. Но это опасно. Я никогда не успокаиваюсь на достигнутом и учусь до сих пор, участвую во всевозможных выставках.

«Перестройка» в стране дала мне многое. В эти годы я открыл первую в Москве коммерческую галерею и не успевал творить. В день продавалось по 70 работ. Появилась мода на искусство. Потом мои картины перепродавали за бешеные деньги за границей.

- Вы попали в струю. Почему же приняли решение и эмигрировали в Европу?

- В Москве стало неинтересно и опасно. Однажды в мою квартиру вошли два «молодчика» с автоматами. Им нужна была моя квартира и, возможно, я. Тогда не вывозили ни металлы, ни нефть, а покупали художников. Некоторые из моих коллег бежали даже в Париж, но их возвращали. Поэтому надо было спасать семью. Выбор пал на Германию. Во-первых, потому что именно эта страна долгое время оставалась художественным центром Европы. Правительство послевоенной Германии вкладывало огромные средства на восстановление страны, в том числе и культуры. А во-вторых, моя жена была наполовину немка. Кстати, её предки были очень образованными людьми. Бабушка, Эльза Шнейбах, была личным переводчиком маршала М.Н. Тухачевского в 30-е годы. А прадед - правой рукой Альфреда Нобеля.

Десять лет мы жили в Германии, а затем ещё два года - во Франции. Я эмигрировал, чтобы показать Европе, что российские художники тоже умеют работать. Потом уехал в Сеул, где не менее интересно, чем в Европе: огромное количество выставок, 600 галерей, каждая компания имеет свои музеи. Поэтому не скажу, что Москва культурно богатый город. Ей еще далеко до того, чтобы называться культурной столицей. В первую очередь, из-за того, что государство выделяет очень мало денег на культуру.

В 2000 году я вернулся в Пермь. Наступил тот момент, когда я должен быть здесь. Чувствую себя подобно миссионеру, хочу доказать, что дело не в том, где живёт будущий художник, нужно просто направить его, показать новые возможности, разрушить привычные стереотипы, которые мешают расти, и двигаться вперёд.

Мы потеряли такой пласт культуры, нам и нашим руководителям необходимо восполнять утраченное. В Перми я организовал масштабный арт-форум (...) У Перми есть шанс показать, что она действительно интересный в культурном плане город, но при условии, что сюда будут привозиться не только московские художники, но и европейские, и азиатские - из того же Сеула или Токио.

- Начав с керамики в далёкие 70-е, в каком направлении Вы работаете сегодня?

- Я работаю в направлении нетрадиционного современного искусства с самыми разными материалами. И сегодня мне не нужна мастерская, я могу творить и на улице.

- Вы говорите, что необходимо продвигать молодые таланты. Как Вы поддерживаете ребят?

- Я помогаю раскрыться профессионально и материально, приобретаю для них материалы. Конечно, всем помочь я не могу, я не миллионер. Есть талантливая девушка Екатерина из Лысьвы. Она поступила в Академию художеств в Москве, хотя я ей сказал, что это трата времени. Ничего нового она там не узнает.

- А что Вы имеете против академического образования?

- Парадокс, выпускники художественных колледжей и академий, получившие крепкую академическую базу, остаются невостребованными за стенами учебных заведений. Потому что главное сегодня - это идея. Можно много спорить по поводу картины, созданной из потушенных окурков, которая была продана за 80 миллионов долларов. Но это была оригинальная идея, которую автор успешно использовал.

- Мацумаро, Вы привезли в Чайковский Арт-форум. Насколько культурным Вам кажется наш город?

- Чайковский - замечательный город. В нём есть потенциал. И местные крупные предприятия могли бы больше продвигать культуру. Почему бы не направлять студентов вашего училища на стажировку за границу?

- Спасибо за откровенную беседу, Мацумаро.

Марита МАЛЬЦЕВА.

Газета "Огни Камы", №№181-185 (9265-9269), стр. 15

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня в галерее

Следуя вековой традиции

Следуя вековой традиции

16 июня в 16:00 состоится открытие уникальной выставки "Следуя вековой традиции". Эта передвижная выставка создана благодаря мастерской церковно-исторической живописи под руководством профессора Крылова А. К. Санкт - Петербургской Академии художеств им. И.Е. Репина. Проект существует уже два года и наш город станет девятым, принимающим в своих стенах копии древних фресок. Фото с открытия выставки здесь.

Друзья галереи

Администрация г. Чайковский Веб-студия Бонфи

Instagram

chaik_gallery

наверх наверх